Eвгений Платов

Eвгений Платов

 

Неофициальный сайт

 

Новости


07.08.2018  Поздравляем с Днём Рождения Евгения Платова!

Любим, ценим, уважаем, с Днём Рождения поздравляем!

25.10.2016  С Юбилеем!

Поздравляем с 10-летием нашего сайта и форума всех, кто помогал нам, приносил статьи, фотографии, давал полезные советы и пожелания.

05.03.2016  Новое место работы Евгения Платова

Ледовый центр "Palm Beach Ice Works" в городке West Palm Beach, Florida.
http://www.pbiw.org/coachdetails.aspx?id=109


Пресса 2000 -2010 г

  

По разные стороны бортика. Борис Ходоровский, журнал «Фигурное катание» № 20/2006

Считается, что из блестящих спортсменов не получаются хорошие тренеры. Двукратный олимпийский чемпион в танцах на льду Евгений Платов, вслед за Натальей Линичук и Олегом Васильевым, успешно опровергает этот тезис. Его первые шаги на тренерском поприще свидетельствуют о правильном выборе профессии. Беседовать с Платовым о фигурном катании одно удовольствие. Его суждения точны, речь образна, и даже самые откровенные признания не могут обидеть тех, с кем сводила Евгения спортивная судьба.


 1 2 3 4

 56 78

ДОЛЖОК ПЕРЕД НАВКОЙ

 - Насколько тяжело приходится двукратному олимпийскому чемпиону в роли наставника?

 - В бытность спортсменом и не подозревал, как сложна работа тренера. Когда сам выступал, просто не мог понять ощущения человека, стоящего у бортика. К разговорам о трудностях тренерской жизни относился скептически. Только сейчас, встав по эту самую другую сторону бортика, ощутил в полной мере все тяготы ремесла. Многие фигуристы моего поколения стали тренерами, и при встречах беседа между нами всегда начинается с вопроса: "Ну, как у тебя первый турнир прошел?" В ответ чаще всего слышишь: "Ничего не помню. Только ноги от волнения подкосились".

- Неужели фигуристы, выходя на главный в жизни прокат, волнуются меньше?

- Когда спортсмен выходит на лед, волнение исчезает с первыми тактами музыки. Тренер же все четыре минуты, пока длится танец, находится в высочайшем напряжении. Он весь со своими подопечными, стремится послать им свою энергию. Со стороны эти действия выглядят даже смешно: какие-то ужимки, гримасы, бесцельная беготня вдоль бортика. На самом деле, это отражение громадной внутренней работы. Подчас тренер во время турнира устает никак не меньше, чем фигурист.

 - Вы помните свой первый турнир в новом качестве?

 - Конечно. С Галит Чейт и Сергеем Сахновским мы приехали на "Skate America". Пока ребята катали "Золотой вальс", думал, что умру. Хотя первое боевое крещение было в шоу, когда сделал для Гали и Сережи показательный номер "Странник в моем доме". Нам понравилось работать вместе. Дебют состоялся в Champions on ice, где вроде бы никакого внутреннего напряжения быть не должно. Однако поначалу я не понимал, что вокруг меня творится. Про соревнования и говорить не приходится! Сейчас потихоньку опыт приобретается, ноги уже не подкашиваются.

- Формально в группе, работавшей в Нью-Джерси в олимпийский сезон, две пары считаются Вашими, а две - Александра Жулина…

- Фамилии, указанные на табло или в справочнике для прессы - это формальность. Мы работаем вместе, на одном льду.

 - Переживаете за всех одинаково?

- Абсолютно. Причем с Таней Навкой у нас давнишняя история. В 1992 году, когда Оксана Грищук была отчислена из группы Натальи Дубовой, мне была в качестве партнерши предложена именно она. Мы прокатались три месяца вместе, но потом я все же вернулся к Грищук. Перед Таней у меня осталось не то, что чувство вины, но какая-то обязанность. Я с большим желанием помогаю ей.

ЖУЛИНА КАК БОССА НЕ ВОСПРИНИМАЮ

 - Вы приняли решение вернуться к Грищук, потому что видели, что Таня влюблена в Сашу Жулина?

- Нет, личные моменты тут не при чем. Просто мы с Гришук уже были бронзовыми призерами чемпионата мира, и нас воспринимали как пару высокого класса. К тому времени я проработал в группе Дубовой десять лет, доверял ей полностью. Когда она предложила встать в пару с Навкой, у меня не было выбора. Сразу, без раздумий, уйти вместе с Грищук к другому наставнику не мог из уважения к Наталье Ильиничне. У Дубовой же все внимание было направленно на пару Усова-Жулин, и ее обещание работать со мной и Таней 24 часа в сутки осталось пустым звуком. Тогда я принял решение вернуться к Грищук и под началом другого наставника выиграть Олимпиаду. Как видите, все получилось. С Таней мы иногда обсуждаем, что бы было, продолжай мы тогда дальше кататься вместе. Часто смеемся по этому поводу.

 - Сейчас хотя бы шутки ради не пробуете встать в пару с Татьяной?

- Какие шутки! Мы катаемся вместе практически на каждой тренировке, когда надо что-то объяснить Роману.

 - Памятуя о Вашем спортивном соперничестве с Жулиным, многие удивляются, что вы стали работать вместе…

- Мы познакомились в 1980-м на соревнованиях на приз газеты "Вечерняя Одесса". Саша тогда только встал в пару с Майей Усовой. Десять лет катались в одной группе в Москве, делили одну раздевалку, практически на все турниры вместе ездили. Несмотря на соперничество на льду, в жизни всегда сохраняли добрые отношения.

- Тренерскую карьеру Вы начали под руководством Татьяны Анатольевны Тарасовой…

 - Она работала в Симсбери, что рядом с Бостоном, а я живу ближе к Нью-Йорку. Расстояние, по американским меркам, приличное. Два года по разу в неделю мотал по 300 километров от работы до дома и обратно. На спидометре накопилось несчетное количество миль. После двух лет совместной работы Татьяна Анатольевна решила переехать в Москву, а я остался не у дел. Можно было бы продолжать трудиться в Симсбери, но очень хотелось жить дома. Он у меня замечательный, очень уютный.

 - Как возник вариант альянса с Жулиным? - За год до отъезда Тарасовой в Москву мои ученики Чейт и Сахновский ездили на стажировку в группу Жулина. Там работает Татьяна Дручинина, прекрасный хореограф и великолепный человек. Когда мы увидели, что Таня Навка прибавляет в хореографии не по дням, а по часам, то поняли: с ней кто-то специально работает. Решили, что и Гале с Сережей будет полезна такая школа. Я несколько раз приезжал туда, смотрел, как они тренируются. Когда уехала Татьяна Анатольевна, мы с Сашей попробовали работать вместе. Так с 4 июля и работаем.

- С Татьяной Анатольевной у Вас были иные отношения, чем с Жулиным...

 - Конечно. Она босс, я помощник. Многому у нее научился: Татьяна Анатольевна - не только великий тренер, но и великий педагог. Хотя программы Шизуке Аракаве, Леше Ягудину да и всем остальным фигуристам из нашей группы мы делали вместе, я всегда был у Тарасовой только ассистентом. Работать было безумно интересно. Жизни не было, была только работа, но за эти два года многому научился. А с Сашей мы партнеры, все у нас пополам.

- Никогда у него не проскакивало: мол, мой коллега двукратный олимпийский чемпион, а я - увы - только серебряный призер...

- Нет, что Вы. Даже если у Саши и было что-то вроде белой зависти, это уже давно прошло. Саша тренирует больше 12-ти лет, у него уже накопился определенный опыт. Мы хорошо дополняем друг друга. Жулин чаще выступает как хореограф, я - как "технарь".

 ГРИЩУК БЫЛА ТРЕТЬЕЙ

- Как складываются тренерские дуэты, мы выяснили, а как формировались танцевальные пары с Вашим участием?

- У меня за всю спортивную карьеру было три партнерши. С Леной Крыкановой мы прокатались вместе девять лет, выиграли три юниорских чемпионата мира. Никто до сих пор не побил наш рекорд, хотя в ту пору для юниоров был установлен возрастной лимит 18 лет, а не 21, как сейчас.

 - Почему же тогда такой перспективный дуэт распался?

 - Нам было по 18, а девочки взрослеют быстрее. Я еще оставался пацаном, а Лена в одночасье стала настоящей леди. В нашей паре потерялась изюминка. Пока мы были наравне, она сверкала, как звездочка, а потом как-то потухла. Появились свои проблемы и вне льда, партнерш замуж собралась... Короче, она меня просто переросла. Дубова тогда предложила поискать другую девочку. Я искал огонек, утраченный Леной, и нашел его в Ларисе Федориновой. Это была талантливейшая спортсменка, гибкая, как человек-змея. С ней мы прокатались три года, и даже съездили однажды на чемпионат мира третьей российской парой. Заняли 6-е место, вроде, все было замечательно.

- И все же с Ларисой вы расстались…

- Она набрала вес 69 кг! Поднять ее было уже невозможно. Опять встал вопрос о новой партнерше. Спасибо Дубовой, которая нашла мне Грищук. Честно признаюсь, сначала не верил в успех нашего тандема. У нас была абсолютно разная техника.

- Как же так получилось у воспитанников одной одесской школы фигурного катания?

- Оксана никогда не занималась у Бориса Алексеевича Рублева. Она была одиночницей, совсем девчонкой уехала в Москву, и первым ее взрослым тренером была Наталья Линичук. С Оксаной мы около года привыкали друг к другу.

 - У Вас была базовая техника Дубовой, у Оксаны - Линичук. Какая получилась в итоге техника у пары Грищук-Платов?

 - Дубовская школа технически на порядок выше. "Дубовский конек" - это высшая похвала любому фигуристу. Рядом с Натальей Ильиничной работали великолепные специалисты. Помогал мэтру большой фанат фигурного катания Марк Гуревич. Когда Дубова сделала Климовой-Пономаренко"Золотой вальс", Гуревич переписал каждый шаг на бумагу и сделал из него обязательный танец, второй ассистент, Эдуард Евгеньевич Самохин, отец достаточно известного фигуриста, готовил нас с Леной Крыкановой к юниорским чемпионатам мира  в Сараево и Колорадо-Спрингс. Эти два человека вместе с самой Натальей Ильиничной, естественно, и составляли дубовскую школу. Я очень много почерпнул от них. Линичук научила другому: умению думать, вкладывать в танец эмоции и душу. Считаю огромным везением, что на протяжении своей карьеры довелось работать с тремя великими тренерами. Двух я назвал, третьей стала Татьяна Анатольевна Тарасова.

- Взаимоотношения между Линичук и Тарасовой, к которой вы ушли перед Олимпиадой в Нагано, строились по принципу "мира не заключать, войны не вести". На Вас с Оксаной это не отражалось?

- Нет, и нас это совершенно не интересовало. В свое время у Татьяны Анатольевны была война с Дубовой. Когда соперничали Климова-Пономоренко и Бестемьянова-Букин, за ледовыми интригами было даже интересно наблюдать. У нас же все было спокойно. Когда мы уходили от Линичук, то просто позвонили и объяснили мотивы своего поступка.

- Если бы Вы вдруг перенеслись на 15 лет назад и вновь стали спортсменом, к какому тренеру обратились?

- Наверное, ничего бы не менял. От каждого тренера почерпнул самое ценное. Дубова дала технику, Линичук раскрыла нас с Оксаной как танцоров, а Тарасова нашла новые грани и отшлифовала их к Играм-98, что позволило нам стать двукратными олимпийскими чемпионами.

УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОЙ

- У Вас с Оксаной абсолютно разные характеры...

 - Когда есть цель, закрываешь глаза на все, чтобы ее добиться. Ругались мы часто, и приходилось предпринимать усилия, чтобы сохранить пару и дойти до поставленной цели.

- Как Вы относились раньше и относитесь сейчас к публикациям о драках на льду, плевках в лицо и прочих малоприятных вещах?

- Оксана - талантливейший человек, работоспособный до невозможности. Когда на тренировках отрабатываешь какой-то кусочек программы, то обычно после каждого проката делаешь хотя бы 30-секундную паузу для отдыха. Моей партнерше достаточно было трех секунд, а затем она рвалась на лед. И тащила за собой меня! Это неуемное желание работать во имя будущих успехов и было причиной ее экспансивных выходок. Она просто теряла контроль над собой. Мы с Оксаной недавно вспоминали это время, при этом общались абсолютно спокойно.

 - Она еще у меня поинтересовалась, почему же я и тренеры не пресекали ее истерики. Хотя, если прокрутить видеозаписи наших тогдашних тренировок, стало бы понятно, что сделать это было невозможно. Кстати, не у нас одних такое бывало. У многих знакомых дуэтов бывали срывы.

- Когда чаше всего они случались у Вас с Оксаной?

- Самые большие проблемы возникали при постановке программ. Всегда ведь сомневаешься, правильно ли найден элемент, хочется, чтобы каждый шаг был уникальным. Борясь за это абсолютное совершенство, мы много копий переломали. Зато программы классные получались! Моя любимая композиция - "Арабский танец". Мы ее сами с Грищук сделали без помощи тренеров. До сих пор смотрю ее, и мурашки по коже бегут. Вспоминаю, как она рождалась.

- Кому из тренеров все же удавалось справляться с неуправляемой Грищук?

- Все помогали совладать с Оксанкиным сумасшедшим характером. Лучше других это удавалось Тарасовой. Мы пришли к ней за год и два месяца до Олимпиады. На чемпионате Европы-97 в парижском дворце спорта "Берси" катали готовые программы, но потом стали делать "Мемориал". Эта композиция долго не получалась, поначалу вообще не шла Мы даже хотели вернуться к "арабским страстям". Только к Нагано удалось выкатать программу, позволившую во второй раз стать олимпийскими чемпионами.

ТАЙНЫ "ЗОЛОТОГО" РОК-Н-РОЛЛА

 - Первое "золото" в Лиллехаммере вам принес неожиданный рок-н-ролл...

- Самым опасным в фигурном катании я считаю смену стиля. Это игра ва-банк: пан или пропал. Середины быть не могло.

 - Как вам удалось стать "панами"?

- Наверное, раскрылись качества, о которых я и не подозревал. Это была идея Линичук для предолимпийского сезона 1992/93 года. Мы тогда отказались. Я еще недоумевал: ну, какой из меня рок-н-роллист? В ответ Наталья Владимировна привела пример Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова. Даже такие признанные "классики" танцевали под этот ритм. Убедить меня так и не удалось. Мы тогда выбрали для произвольной программы блюз, как, кстати, и наши основные соперники Усова-Жулин.

 - Каким образом все-таки удалось уломать Вас на рок-н-ролл?

- Летом 1993-го Линичук еще раз предложила нам этот ритм, мы снова отказались. Тогда Наталья Владимировна отдала музыку Крыловой, и Анжелика вместе с Владимиром Федоровым стала готовить программу. Мы же с Оксаной, внимательно прослушав отвергнутую мелодию, поняли, что сделали ошибку. Это было стопроцентное попадание "в десятку", или "в шестерку" по тогдашней шкале оценок. Хотя я поначалу этого все равно не решался признать, хотел кататься под испанские мелодии. Здесь-то и проявился характер Грищук, которая решила меня переломить. Аргумент был единственный: "Я в это верю!" Несмотря на сложившееся мнение, что мы, ненавидя друг друга, не общались после тренировок, подобные обсуждения всегда проходили нормально. Мы садились вместе, слушали музыку, обменивались мнениями. Я приехал тогда со своей женой, Машей Аникановой, и они с Оксаной убеждали меня уже вдвоем. Против такой "убойной силы" устоять было невозможно. Тем более что музыка была действительно "победной".

- Как отнеслись к переменам в ваших планах Крылова с Федоровым?

- Дело дошло до скандала. Они уже настолько прикипели душой к танцу, что взяли для олимпийской программы другой вариант рок-н-ролла. Мы же были счастливы. Нашли прекрасного постановщика - хореографа бальных танцев Юрия Кондрашева, и он делал эту программу. Сначала учились танцевать рок-н-ролл на полу. Поначалу ничего не получалось. Потребовалось время, чтобы понять характер танцевальных движений, а затем перенести это на лед. Первые прокаты тоже проходили в муках. Когда мы завершали первую часть, длившуюся минуту и десять секунд, то просто падали на лед от усталости. До рвоты дело доходило! Непонятно было, как будем целиком катать эту программу. Настолько непривычный стиль, а на льду все эти летающие ноги были просто опасны. Приходилось надевать щитки, иначе можно было и кости раздробить. Зато наши мучения окупились сторицей. Сработало все: и музыка, и постановка, и эффект новизны.

 - Почему же этот эффект не сработал у Крыловой и Федорова? - Они взяли за основу не бальный, или, как сейчас говорят, спортивный танец, а акробатический рок-н-ролл. Это совершенно другая техника. Нам же с Оксаной помогли замечательная база, приобретенная ежедневными часовыми занятиями балетом, и дубовская дисциплина. Сейчас я частенько применяю на практике методы Натальи Ильиничны: пропустил хореографию - на лед не допускаешься с последующим вычетом из зарплаты.

- Олимпиада в Лиллехаммере была уникальна тем, что после нее никто не мог сказать о "танцевальной очереди за медалями"...

- Друзья-американцы, ничего не понимающие в фигурном катании, написали мне через Интернет: "Многие считают, что "восточный судейский блок" обладал в 1994-м большинством голосов, и только поэтому вас поставили на первое место". Я не стал спорить, просто дал посмотреть кассету. На следующий день они звонили с извинениями: "Мы просто плакали! И Торвилл-Дин и Усова-Жулин прекрасно катались, но вы были лучше". Потом предложил им посмотреть оригинальный танец. Там безоговорочное предпочтение мои друзья отдали Тор-вилл-Дин. И мы, и Саша с Майей катались, они - танцевали.

В НАГАНО МОГЛИ ПРОИГРАТЬ

- Почему, выиграв все, что можно, став первой парой в России, Европе, мире, вы решили уйти от Линичук к Тарасовой?

- Две сильнейшие пары у одного тренера ужиться не могут. Как бы все ни старались, неизбежно возникают обиды и ревность. С Анжеликой и Олегом мы дружили, даже жили в одном доме. Когда они в спортивном плане встали с нами наравне, кому-то нужно было уходить…

- В таком случае обычно уступает место вторая пара...

 - Думаю, Линичук к тому времени надоели наши скандальные тренировки. Я сейчас сам на ее месте и понимаю: бывает, что с кем-то работать комфортнее. С подопечным, беспрекословно доверяющим тебе и выполняющим все требования, можно заниматься круглосуточно. И еще один фактор сыграл свою роль: мы уже стали олимпийскими чемпионами, а они еще нет. Поднять на вершину две пары для тренера - это круто! После того, как Линичук и Карпоносов уехали с другими парами на соревнования и оставили нас на целый месяц вообще одних, я понял: предпочтение Линичук отдает отнюдь не нам. Помогал нам в это время только фанат-видеооператор. Оксана уразумела все гораздо раньше. Женские мозги более гибкие.

- Чем Вы объясните, что у вас с Тарасовой поначалу не получалась работа над "Мемориалом"?

- Когда Татьяна Анатольевна нашла эту музыку, сразу стало понятно: это победа. Как рок-н-ролл в Лиллехаммере. Нужно было только сделать точную аранжировку, и мы придумали наложить на эту мелодию ритм "Болеро". Не сразу, правда. Грищук поначалу музыка вообще не понравилась. Сначала она просто высказывала свое мнение, потом, как мы говорили, "закинулась": "Я это катать не буду, хоть режьте меня!" Тогда Татьяна Анатольевна на три дня бросила нас и уехала в Нью-Йорк к Алику Гольдштейну, который еще для фигуристов сборной СССР аранжировки делал. Три дня она не выходила из его дома и даже не отвечала на телефонные звонки. Зато привезла стопку кассет высотой до потолка с вариантами аранжировки и сказала: "Выбирайте!" Три варианта были просто неподражаемы.

- Партнерша сразу признала Вашу правоту?

- Как бы ни так! Я понимал: если не надавлю на Оксану, мы проиграем. Четырьмя годами раньше она меня прессинговала, сейчас пришла моя очередь. Стали тренироваться, но через несколько месяцев Оксана опять "закинулась". Мол, раздражает меня эта музыка, я ее не понимаю, все, меняем сопровождение. На дворе уже ноябрь стоял. Снова пришлось убеждать ее.

 - Кто в этом больше преуспел, Вы или Татьяна Анатольевна?

- Думаю, вместе. Все-таки Оксана была уникальна. Она подбегала, хватала за грудки Тарасову, трясла ее с криками: "Ну выиграем мы или не выиграем?" Как грушу трясла, хотя весовые категории были несопоставимы!

- Неужели была мысль, что вы можете проиграть Анжелике и Олегу?

- Легко. Мы были очень близки к этому. Малейшая слабинка - и все.

- Выбор "Кармен" вашими соперниками в Нагано был ошибкой?

- Их ошибкой было то, что они не взяли канонический вариант великого произведения, как это сделали в нынешнем сезоне Навка-Костомаров. Они выбрали модернистский балетный вариант Джорджа Киллиана. Практически полностью скопировали оттуда все: идею, движения, костюмы. Композицию в стиле "модерн" надо исполнять по высшему классу. Всю спортивную жизнь, может быть, к этому идти. Там ведь любая ошибка заметна. Чуть рука или нога пошли не туда - и все. Ребята в тот сезон фанатично работали, физически они были готовы лучше, чем мы. Кроме того, Анжелика и Олег были моложе и очень хотели нас обыграть. Оригинальный танец они в Нагано откатали лучше, это я признаю. Хотя мы для подготовки джайва взяли блестящего хореографа, работавшего еще с Джейн Торвилл и Кристофером Дином. Получился добротный танец, но не супер и не шик. А Крылова с Овсянниковым танцевали джайв потрясающе.

ПЯТЬ БЕЗМЯТЕЖНЫХ ЛЕТ

- Грищук в интервью нашему журналу сказала, что вы могли бы кататься и на третьей Олимпиаде…

- Если не обращать внимания на травмы (у меня две операции на колене было и вывернутые руки), то, наверное, могли бы. И если бы Оксанин характер хоть наполовину бы укротить… В профессионалах я откатался с Майей Усовой пять лет, и за это время мы ни разу не поругались.

- Не считаете, что именно мягкий характер Майи и не позволил ей достичь олимпийской вершины?

- Может быть. Только в жизни есть вещи поважнее медалей. Нужно еще получать удовольствие от работы.

- Известный танцевальный тренер Мартин Скотницки говорил, что идеальная пара - это брат и сестра. Чужие люди, какими бы хорошими актерами они не были, все равно остаются чужими, а муж и жена могут выплескивать на лед свои семейные проблемы ...

- Возможно, у Скотницки по работе с братом и сестрой Дюшене сложилось такое мнение. Я не могу к нему присоединиться, поработав с Александрой и Романом Зарецкими. В работе идеальная пара - это друзья, которые после тренировки могут спокойно позвонить друг другу и сказать: "Пойдем вместе в кино".

- Вы предложили Майе кататься вместе или она Вам?

- Звонок был от меня. Самое интересное, что решение было принято на второй день после победы в Нагано. Оксана опять "закинулась". Нам предложили участвовать в уникальном шоу. Представляете, на льду никаких других людей, только чемпионы и призеры Олимпиады! Первый прокат в Токио прошел "на ура". В Нагано были очень завышены цены на билеты на турнир фигуристов, плюс очень большой процент распределили по крупным компаниям. В зале сидели люди с каменными лицами, ничего не понимавшие в фигурном катании и даже аплодировать как следует не умевшие. Мы недоумевали: "Почему нас так плохо принимают?" Нам объяснили, что нормальные люди просто не могли позволить себе купить билеты. Все фанаты приехали в Токио, где организаторы, по сути, повторили олимпийский турнир. Сначала катались Анисина-Пейзера, потом Крылова-Овсянников, потом мы. Все как на Играх, только без оценок. Восторгу публики не было предела. Мы в отель не могли войти после выступления! С этим шоу должны были проехать по Северной Америке, но Оксана неожиданно отказалась. Мол, ей это не интересно и не нужно Она спешит в Лос-Анджелес на запись ток-шоу.

- Переубедить ее не представлялось возможным?

 - Три дня мы с боссом компании IMG и японскими продюсерами только этим и занимались. У Оксаны просто "съехала крыша". Она связалась с голливудскими деятелями, которые ей пудрили мозги карьерой в кино. Мы не смогли ни с кем договориться о выступлениях в шоу из-за финансовых запросов моей партнерши. У нас был миллион возможностей найти толкового агента, с тем же IMG выгодный контракт подписать. Только Оксана никому не хотела платить процент. Она перессорилась со всеми продюсерами. Запрашивала тройную, если не пятерную, цену за выступления. Меня терзали предчувствия, что после второго олимпийского триумфа вообще потеряю работу. Как раз в это время Грищук позвонила мне из Лос-Анджелеса. Сообщила, что не имеет никаких конкретных планов относительно совместных выступлений. Это сегодня Оксана говорит, что фигурное катание было всегда у нее на первом месте, а восемь лет назад она грезила Голливудом. Тогда я и позвонил Майке.

- Подобный поворот судьбы покруче иных голливудских сюжетов...

- Самое интересное, что, начиная кататься с Оксаной, я предполагал, что в любительском спорте мы добьемся с ней всего. При этом знал, что в профессионалах буду выступать с другой партнершей. Да, с Майей мы не могли так кататься, как с Оксаной. Да, с Майей мы не могли так кататься, как с Оксаной. Этого и не требовалось. Зато сбылась моя мечта: выступать долгое время, получать наслаждение от катания, чувствовать любовь фанатов. С Грищук я бы не смог долго выдержать после ухода из любительского спорта.

 - Помните ли Вы первую реакцию новой партнерши на столь неожиданное предложение?

 - Майя, как потом призналась, была от него в шоке. Они с Сашей тогда решили откатать последний тур и завязать. С первых дней совместных выступлений у нас все получалось просто классно. И не только в шоу. Под Нью-Йорком дома купили, стали стажироваться у Татьяны Анатольевны. Пять лет душа в душу прожили.

- Катаясь в шоу, не ощущали ли Вы недостатка адреналина, связанного с отсутствием соревнований?

- Конечно, жаль, что чемпионаты мира среди профессионалов фактически канули в Лету. Нынешний президент ISU негативно относится к профессиональному фигурному катанию. Я с ним много говорил на эту тему. Ведь, фактически загубив профессиональное фигурное катание, синьор Чинкванта не позволяет всем желающим вернуться в любительское. Даже Грищук, когда она захотела встать в пару с Петром Чернышевым, сделать это запретили. Хотя создавался фактически новый дуэт.

НЕЛЬЗЯ ЛОМАТЬ УЧЕНИКОВ

 - Почему тренерская карьера у Майи Усовой, также начинавшей в качестве ассистентки Тарасовой, складывается не столь удачно, как у Вас?

 - Она очень мягкий человек. Став тренером, понимаешь, что без жесткости и дисциплины в этом ремесле нельзя. Хотя тренер должен еще и уметь делиться теплом с подопечными. Сесть вместе, выпить чашку чая. Когда чувствуешь, что тебя уважают, и работается совсем по-другому. "Совдеповская школа", предполагавшая непререкаемый авторитет педагога и беспрекословное ему подчинение, ушла в прошлое. Сегодня люди стали другими. Границы исчезли, молодые ребята часами сидят в Интернете, они знают уже больше нас! Их ломать нельзя.

- Самым жестким тренером, с которым Вам пришлось столкнуться, была Дубова?

- Дубовская дисциплина переходила все грани разумного. Из человека делали робота. Хотя и время тогда было другое. Вспомните скандалы между хоккеистам, ставшими впоследствии звездами НХЛ и Тихоновым Виктором Васильевичем.

 - Как Вы относитесь к новой системе судейства?

- Нововведение, придуманное нынешним президентом ISU Оттавио Чинквантой, мне интересно. Появились критерии оценки элементов, специалистам сразу видно, за что снижены или повышены баллы. После Турина исчезли последние сомневающиеся в том, что танцы на льду являются спортом.

- Что нужно сделать, чтобы нивелировать отрицательные моменты новой системы?

 - Необходимо "открыть" судей, которые сегодня, пользуясь своим положением, могут творить настоящий беспредел. Как это случилось на чемпионате Европы в Лионе, где один из арбитров поставил французов Делобель-Шонфельдера на первое место в обязательном танце после падения. При этом двукратных чемпионов мира, которые "обязаловку" катают лучше всех без вопросов (все-таки дубовскую школу прошли!), убрали на третье. Один из арбитров даже задвинул Татьяну и Романа на 14-ю позицию. Это настоящий криминал. Раньше после завершения соревнований рефери просматривал, какой судья поставил какую оценку, и, если очевидно просматривалась предвзятость, заставляли супостата писать объяснительную. Сегодня как вычислить этого арбитра, скрывающегося в компьютерных дебрях? Мне довелось побывать на судейских семинарах, и могу оценить уровень подготовки вершителей судеб своих подопечных. Есть, конечно, среди них настоящие профессионалы, но половина очень далека от такого определения.

 - Вы могли бы работать судьей или техническим контролером?

 - Никогда. Я бы был абсолютно честен, а кому нужны такие арбитры? Сейчас каждый работает на свою страну, да еще и анонимно. У тренеров нет даже права обратиться к представителям ISU с вопросами по судейству. Это дозволено только президентам национальных федераций. И неизвестно еще, будут ли претензии разбираться. Фигурное катание стало коррумпированным видом спорта. Впору сравнивать его с профессиональным боксом, где результаты боев иногда известны заранее. Чуть ли не открыто говорится, что представители США должны быть на пьедестале. Америка - это телекомпания NBC, a NBC - это миллионы долларов, которые есть у ISU.

В ТУРИНЕ ВСЕ БЫЛО ЧЕСТНО

 - Тем не менее, на Олимпиаде Танит Белбин и Бенджамин Агосто проиграли российскому дуэту...

- В Турине Татьяна и Роман продемонстрировали лучший - это я ответственно заявляю - прокат своей произвольной в сезоне. И лучше других приспособились к новым правилам. Они диктуют совершенно иные подходы и к тренировочному процессу, и к выступлениям. Работа ног такая, что фигуристы моего поколения просто бы умерли уже на третьей минуте. С этим и связаны падения в оригинальном танце вернувшихся на лед литовцев Маргариты Дробязко-Повиласа Ванагаса и итальянцев Барбары Фузар-Поли-Маурицио Маргальo. Молодые американцы пока не соответствуют современным требованиям к танцам. Все-таки уровень Танит и Бена ближе к юниорскому. Да и девочка, хоть и красива, как кукла Барби, но в технике партнеру заметно уступает. Это не Грищук. И не Навка. Отсюда и ошибка при выполнении вращения в произвольном танце, ставшая решающей в борьбе за чемпионский титул.

- Согласны ли Вы с тем, что ключевым моментом в борьбе за олимпийское "золото" стал оригинальный танец?

 - Думаю, да. Сразу отлетели на седьмое место итальянцы. Не скажу, что это упростило задачу в борьбе за "золото": активизировались американцы. Однако те голоса, что предназначались Барбаре с Маурицио, стали нейтральными. Нужно было только кататься чисто. Допусти Татьяна и Роман хоть один сбой, их бы "закопали".

- Тренировки Татьяны и Романа в олимпийский сезон были похожи на те, что позволили дважды подняться на высшую ступень пьедестала почета Вам с Оксаной?

- Когда я подключился к работе с Таней и Ромой, то словно перенесся на восемь лет назад. Атмосфера и настрой на тренировках очень напоминали подготовку к Нагано. Нужно было использовать каждый день по полной программе. Не знаю, насколько помог я ребятам в отработке дорожек, шагов и вращений, но психологически к чемпионству подвел. За полгода до Олимпиады у всех потенциальных претендентов на медали едет крыша. Лучше всех справились с этой проблемой к Турину Таня и Роман.

 - Очень давно танцоры не выигрывали Олимпиаду с произвольной программой на классическую музыку...

 - Видимо, пришло время классики. Считаю, что "Кармен" был абсолютно беспроигрышным выбором Жулина. Вспомните, что творилось в зале во время произвольного танца: наши фигуристы были единственными, кому подхлопывали в такт музыки. Была бы другая мелодия - вряд ли бы они почувствовали такую поддержку российских болельщиков.

- Выиграли бы Грищук-Платов образца Лиллехаммера или Нагано у сегодняшних Навки-Костомарова?

 - Сложно сказать. Сейчас совершенно иной уровень катания и новые правила. Как видите, вернувшимся перед нынешней Олимпиадой парам не удалось даже приблизиться к пьедесталу почета. Нужна совершенно иная подготовка, особенно общефизическая. Когда делаешь дорожки, оцениваемые на четвертый уровень, ноги просто отваливаются. Литовцы и итальянцы катались в Турине неплохо, но это фигуристы из другой эпохи. Танцоры нынешнего поколения за два-три года подготовили свои ноги и головы к соревнованиям XXI века. Удалось ли бы это нам с Оксаной, большой вопрос.

Copyright © Сайт открыт 25.10.2006 
Cоздание и управление сайтом - система CMS SiteEdit
 
Яндекс цитирования Каталог ссылок на интернет сайты с описаниями AllStarz Top Sites Cайт о И. Бобрине, Н. Бестемьяновой и А. Букине бесплатные форумы Ставки на тотал от MIKEBETTOR.COM.